July 28th, 2008

СТОЯТЬ, КОНТРОЛЬНОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ!

Наша жизнь глазами интенданта налоговой полиции 1 апреля - не только День смеха. Это еще и праздник мытаря. Помните - в прошлом году народ всю зиму безучастно внимал призывам 'заплатить и жить спокойно', а ровнехонько за неделю до часа 'Х' орды взмыленных 'физических лиц' с декларациями под мышкой ринулись в ГНИ? Вот уж посмеялись налоговые инспектора... День мытаря обещает получиться забавным и на этот раз. Но я знаю налоговика, который смеется не только 1 апреля, - Виктора Болденко, полковника Федеральной службы налоговой полиции. Он весел, открыт, за словом в карман не лезет, но среди коллег популярен еще и потому, что трудится начальником отдела обеспечения вещевым довольствием. Попросту говоря, интендантом. А полицейский, пускай налоговый, без формы - ни шагу. Даже шерстяные черные маски, которыми прикрывают лица сотрудники управления физической защиты 'в деле', - установленного фасона. (Как и оружие, маски - предмет строгой отчетности.) Кстати, в блокноте Болденко есть примечательная запись: 'Карелин: рост 191 см, окружность груди - 130, талии - 106, размер обуви - 51-й...'. Это мерка самого знаменитого налогового полицейского - борца Александра Карелина: шинель и китель ему заказывали в ателье, потому что готовую форму для сверхгабаритного Героя России подобрать оказалось невозможно. Болденко заполняет толстенные блокноты не только служебными записями, но и... пословицами и афоризмами. Хобби - от отца, ставропольского казака, который разговора без присказки не мыслил. Как-то Виктор вдвоем с женой неделю вспоминали все домашние прибаутки. Записали 200 штук. 'Пьяный - как на пробку наступил', 'Денег нет, а тостов много'. Есть поговорки, отражающие служебные реалии: 'Навязалась обуза - торговцу касса на пузо'. Московская серия: 'В Москву без денег - что в баню без веника', 'Московская грязь не пачкает'. Перлы от Болденко: Лестницу и налоги нужно мести сверху, а не снизу. Рубль потому и горит, что деревянный. Что ни вор, то в мой двор. Что законы, коли судьи знакомы. Казна не конь, но любит корм. Налогам прибавка - людям удавка. Из грабителей самый порядочный - взяточник. Байки из жизни налоговой полиции полковнику помогают собирать коллеги.
'Богатство не душа, легко не отдашь'
Обычно на задание выезжают три ревизора и группа физической защиты. Как-то во время проверки в риэлтерской компании ее начальник службы безопасности выбросил в форточку 340 тысяч долларов. Что называется, на ветер. Ревизоры долго корячились, собирая 'зелененькие'... Вообще, метание денег - явление обыденное. Выкидывают россыпью и прямо мешками. 'Налоги грести - не кур пасти' Еще бродячий сюжет - клиенты-членовредители. Полицейских кусали во многих городах, почему-то большей частью - работники торговли. Идет ревизия. Завмаг запихнул в рот бумаги, не предназначенные для посторонних глаз. Ревизорша, позабыв осторожность, в пылу рукопашной потянулась за уликами и была тяпнута за палец. Прошлым летом проводился рейд на московском рынке. Жара за тридцать. Хозяин под разными предлогами не открывает опечатанный железный морской контейнер: 'Да вы что, мужики, туда даже свет не подведен!' Внутри, под замком, сидит мужик со свечкой и наклеивает на 'продукцию' специальные марки. На другом конце рынка, тоже в запертом контейнере, обнаруживают нелегалов-гастарбайтеров в обмороке: просидели несколько часов в раскаленной коробке. Ревизоры бегут за 'скорой'.
Сокровища сумасшедшего дома
Полицейским просигналили: имеется склад 'левой' водки. Приехали по адресу, глядят: обычная московская библиотека. Направо - читальный зал, а налево... помещение, до потолка заставленное штабелями бутылок. Нищая библиотека, чтобы поправиться материально, потеснилась и сдала зал в аренду. Года два назад 15,5 тысячи бутылок осетинской водки было обнаружено в сумасшедшем доме: в холодильной камере пищеблока ярославского психоневрологического диспансера. Прав афорист Болденко: 'За водкой с Кавказа гляди в оба глаза'. А для собственного употребления полицейские доверяют только государственному спиртному. Московского разлива. Вначале, когда конфисковали первые поставки с Кавказа, привезли себе ящик. Попробовали. И - потравились. Правда, не до смерти... Виктор хранит газету, где его поговорки напечатаны рядом со снимком Никулина. Этот анекдот подарил налоговой полиции сам Юрий Владимирович. 'Идут похороны. Родные и близкие попрощались с умершим и отошли. Работники кладбища готовятся забивать крышку гроба. И тут один видит, что из кармана покойника торчит стотысячная купюра. Только он достал ее, как оказался схвачен за руку... ожившим покойником:
- Стоять! Налоговая полиция! КОНТРОЛЬНОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ!'
Маргарита МОХЕЛЬ.